Инвестор
В нулевых я начал заниматься провайдерской деятельностью, продавать Интернет, иначе говоря. Дело совершенно новое, но удалось освоиться, сколотить коллектив и вообще чувствовать себя на плаву. Ну и время, конечно, другое - люди тогда за ужином смотрели в телевизор или друг на друга, а не как сейчас - в руку со смартфоном.

За четыре года мы построили сеть у себя в городе, сунули нос в соседний. Именно там появился абонент, который лично захотел с нами познакомиться. Приехал, не поленился. Лет ему примерно двадцать. Высокий, щёки как помидоры, Вячеслава так и распирало здоровьем. Ездил на тонированной вкруговую "Ладе" двенадцатой модели.

- Буду покупать много Интернета! - сулил он.

Он действительно оказался неплохим покупателем, по меркам тогдашнего бизнеса, конечно, тогда мы считали каждую копейку. Славик зачастил к нам, по специфическим вопросам я догадался, что он занимается тем же самым, только на более мелком уровне.

- Много абонентов? - спросил его как-то в лоб.

- Пять пятиэтажек, - ответил он. - И в работе ещё десять.

Он действовал как настоящий пират, нахрапом. Впрочем, как и мы иногда. По слухам, папа у него чиновничал в каком-то министерстве.

Любой такой «коллега» в нашем бизнесе рано или поздно вырастает в конкурента - этому правилу я только начал учиться. Видимо, недостаточно быстро, поскольку медлил с развёртыванием филиала. И дождался.

Однажды Славик приехал со странным товарищем. Коротко стриженый, в широких штанах, турецкой куртке, он словно вывалился из десятилетней давности. И да, конечно же, тяжелоатлетического сложения.

- Это инвестор, - представил его Славик.

- Чей? - не понял сначала я.

- Мой.

Судя по сбитым ручищам, атлет промышлял то ли автосервисом, то ли убийствами.

- И что? - спросил я.

- Братуха, так нельзя, - произнёс инвестор.

Голос у него звучал как из тумбочки.

- Чего нельзя?

- Дай нам карт-бланш на город.

- Чего?

- Монополию, короче.

Славик отчаянно закивал.

- Да кто я такой, чтобы давать или не давать в вашем городе монополию? – удивился я. - В этом бизнесе я сам как киоск.

- А ты не работай там.

- Как это «не работай»? Вообще-то мы там помещение купили.

- Продашь.

Я встряхнул головой.

- С чего мне продавать? У меня свой бизнес, у вас свой.

- Пусть поработает парнишка!

- Пусть! Кто против-то?

Недоросль бледнел и краснел попеременно. Инвестор ещё какое-то время гудел, как шмель, перетирая из пустого в порожнее. Наконец странная компания уехала. А на следующий день начался террор.

У нас стали резать кабель по всему городу. Массово, причем под вечер. Залезали на чердаки и кромсали что попало. Это здорово выматывало, наши монтажники ходили с красными от хронического недосыпа глазами.

Плюс активизировались «конкуренты»: Слава развёл инвестора на решительные финансовые вливания - в течение двух последующих месяцев было куплено адски крутое оборудование. И этого, конечно, было мало.

Парни обзавелись вишенкой на торте - офисом в центре города, поставили над входной группой грандиозную вывеску. Она сверкала и переливалась неоновыми огнями, словно в каком-нибудь Лас-Вегасе.

Щекастый бодро ставил железо на крышах и передавал грозные приветы нашей фирме. Каким-то образом он решил вопрос с магистральным каналом и расторг с нами договор.

Под раздачу кабельных террористов попали и другие операторы. В итоге всё закончилось общим собранием в лице нас и представителей другой сети кабельного телевидения. Возглавлял её некий Семёныч – одутловатый мужчина с огромными усами, которые делали его похожим на маршала Будённого.

Базировались кабельщики в цокольном этаже жилого дома. Пять продавленных ступенек вниз, и посетитель попадал в прокуренное помещение, сплошь заставленное барабанами с кабелем, ящиками с инструментами. Посреди этого скарба пауком восседал Семёныч. В правой лапе у него торчал паяльник, в левой дымилась сигарета. Пепел беспрестанно стряхивал в пустую «нескафешную» банку, рядом с которой дымилась кружка с чаем, крепостью больше похожим на чифирь.

Когда я объяснил ситуацию, Семёныч с ходу предложил вырезать Славика вместе с его инвестором.

- В смысле? – удивился я. – Убить что ли?

- Нет, сети вырезать.

- Семёныч, я не буду резать. Война – это такая штука, только начни. Все начнут крошить всех, потом никто даже не вспомнит, с чего всё началось.

- И не надо… Я буду!

Отговаривать бесполезно – упёрся, как тот же маршал. Чтобы Семёныч не вырезал и нашу сеть заодно, мы снабдили его нашими планами и стали ждать развития событий.

Вскоре к нам нагрянули Славик с инвестором. Атлет играл мускулами и одновременно главную скрипку в конфликте.

- Вы чо, гады! – наехал он. – Совсем всё попутали?

- В смысле?

- Кабель наш режете!

- Мы не режем! – открестился я. - Между прочим, тоже страдаем!

- Вырежу вас под корень! – брызгал слюной инвестор.

- Сядешь.

Он ещё пару раз брызнул слюной, выругался, хлопнул дверью. Славик незаметно просочился следом.

Террор не прекратился. Отчаявшись вычислить урода, мы решили сделать засаду на предполагаемом жилфонде и дежурить до тех пор, пока кто-нибудь не попадётся.

Расселись по машинам, распределились вдоль улицы. На центральном узле включили мониторинг и стали ждать.

Ровно в двадцать два телефон ожил звонком – пропала связь. Выдвинулись на точку обрыва, скрытно поднялись на чердак.

На середине дома пятно света. Под ним сгорбился чей-то силуэт. У нас под ногами хрустел керамзит, но незнакомец был так увлечён работой, что подпустил нас вплотную.

Фонари ударили одновременно. Мужчина крупно вздрогнул, развернулся боком, закрывая лицо ладонью. Когда подошли вплотную, рука опустилась, мы увидели будённовские усы.

- Семёныч!

Под коленями у него валялась истерзанная муфта с нашей маркировкой.

- Ты чего?

- Ничего… - буркнул он. – Сам, что ли, не видишь, чего?

Монтажники хотели его избить, но я запретил касаться усатой физиономии. Вызвали ментов, зафиксировали, как полагается. Семёныч, разумеется, от всего открестился, сказав, что просто перепутал муфты.

Но люди верят слухам гораздо больше, чем полицейскому протоколу. По сообществу моментально разошлась информация, кто на самом деле резал коммуникации. Не думаю, что это как-то повлияло на позиции предприятия усатого, но руку подавать отныне ему брезговали, сторонились, как чумного.

Аварий не стало, но фирму Славика с его компаньоном это не спасло – требовалось слишком много инвестиций. Плюс бремя кредитов, которые успели набрать на фирму. На рынке тем временем начался Интернет-бум, мы развернули свои сети, на город зашли еще два крупных игрока.

И однажды на дверях их офиса появилась табличка: «Аренда», грандиозная вывеска погасла. А вскоре вырубилась сеть.

«Вот и всё, - заключил я про себя. - Крышка щекастому».

Спустя два месяца я и думать забыл про этих парней. А на третий на пороге моего кабинета появился неожиданный гость.

Мужчина примерно под пятьдесят. Холёное, важное лицо. Седина на висках. Полосатый галстук. И сиреневый вельветовый пиджак. Молча сел напротив, тряхнул запястьем с массивными часами.

- Что? - спросил я. - Случилось?

Человек ещё раз тряхнул запястьем, откашлялся.

- Я папа Славика.

- Какого Славика?

- У него офис в соседнем городе, - уточнил он.

- А! - понял. - И как он?

- Да так... - вздохнул мужчина. - Не очень.

Он показал мне служебное удостоверение, и я понял, что передо мной чиновник серьезного ранга. Отец пересказал известную историю, как щекастый Славик замутил ООО на пару с этим бандитом в турецкой куртке. Финансирование велось на кредитные деньги, под залог имущества лысого инвестора, Слава предусмотрительно не вложил ни копейки. Но в результате вместо прибыли у фирмы образовались проблемы, она стремительно растворялась в них, как сахар в стакане чая.

- Поигрались и хватит, - выдохнул папа. – Я, собственно, зачем заехал. В этой… фирме осталось оборудование, которое теперь не нужно. Может, возьмете? Хоть какие-то долги закроют.

- Я - нет. Такое не используем. Но сведу вас с человеком, который использует.

Дал мужчине визитную карточку знакомого, который действительно занимался таким оборудованием. Потом проводил гостя до выхода.

- А что будет со Славиком? - спросил уже в дверях.

- Отправлю учиться за границу.

- А с этим... соучредителем не будет проблем?

- Я решу все вопросы, - отрывисто ответил человек в полосатом галстуке и навсегда исчез из моей жизни.

Через год директор филиала из соседнего города рассказал мне, что бывшего инвестора нашли в сгоревшем коттедже – не совсем живого. Говорили, он потратил общие с корешами деньги, и корешам это не понравилось.

Спустя много лет я вновь увидел Славика. По телевизору. Такой же мордатый, краснощёкий. И как будто стал выше, заматерел. Теперь он служит крупным чиновником в госкорпорации. Занимается инвестициями. Ворочает деньгами. Чужими.

Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, .