Две тысячи пятьдесят второй
Здесь всегда рядом море. И когда старик закрывал глаза, он словно наяву видел серый песчаный пляж, вдоль которого громоздились домики посёлка. Неровными линиями строения поднимались вверх по склону. Дом старика – выше всех. Небольшой сад-огород, а дальше твёрдая, как бетон, земля, и камни. Много камней, до самой вершины.

Когда-то здесь было шумно. Жена, дочка. Сытно пахло едой, в камине потрескивал огонь, а дочь играла с кошкой на коврике посреди комнаты. Рано утром старик на лодке уходил в море. Часа четыре бороздил волны, ловил рыбу. Потом выгружал добычу в прибрежное кафе, где хозяйничала супруга и немножко – дочка. Туристы собирались на обед, по стойке весело звенели монеты. Вечером неторопливо поднимались в гору – к себе домой. И старик засыпал с чувством выполненного долга. Ночь сменялась рассветом, и всё повторялось заново. Немного однообразно, но старику нравилось.

Когда климат начал меняться, следом потянулось другое – словно рыбацкая сеть с красными поплавками. Погода заметно теплела, начались беспрестанные дожди. После проклятых ливней всегда уйма малярийных комаров, их травят, подчас жёстко, да всё без толку…

На остров завезли медикаменты. И вскоре без белых капсул уже никуда: кругом зараза, и не только от насекомых, но и от птиц, которые давно никуда не летят зимовать. Нет смысла – здесь вполне умеренный тропический климат и трёхразовое питание. Вот и бродят пернатые по берегам, расклёвывают медлительных крабов, а потом гадят где попало в невероятных объёмах…

По вечерам старик смотрел телевизор. И с каждым днём новости всё больше напоминали фронтовые сводки, где природа эффектно побеждала обнаглевшее человечество. Говорили, всё из-за повышения уровня мирового океана – мол, морские заливы врезались в сушу, течение всех рек планеты замедлилось, в руслах начал откладываться ил, который раньше выносился в океан.

Всё ржавело и разваливалось на глазах. Природа словно завершала очередной цикл: когда-то, сотни миллионов лет тому назад, на территории уральских гор плескалось тёплое море, кишащее кораллами, морскими ежами, моллюсками… Водились небольшие динозавры, больше похожие на зубастых дельфинов. И теперь, после эпохи ледников и морозов, вновь растут пальмы, а речные медузы –привычное явление. Остались в далёком прошлом слова «в центральных районах установился снежный покров…»

Тот, кто рассчитывал на правительства, жестоко ошибся. Потому что все политики на самом деле похожи. Одни хотят спасти свой мир, другие – переделать чужой. И для этого готовы убивать не задумываясь. Только это не решает реальные проблемы…

Уровень океана довольно быстро поднялся на два метра. Вода подтопила первую линию домов. Прибрежное кафе пришлось закрыть, да и туристы куда-то пропали. Семья по-прежнему жила рыбалкой и тем, что можно было вырастить в саду-огороде. Старик мрачнел с каждым днём – одолевали нехорошие предчувствия.

И точно, погодой дело не ограничилось. Сначала дочь уехала учиться на материк. У родителей глаза были на мокром месте, но понимали: другого выхода нет. У острова нет будущего…

Потом, кошка куда-то делась, жена заболела, и старик полностью погрузился в заботу о здоровье своей половинки. Когда дошло до финала, а он смог оторвать взгляд от свежей могилы, остров уже наполовину ушёл под воду. Местные жители стремительно покидали малую родину, но старик решил остаться.

Миновало ещё несколько месяцев, и остров превратился в одинокую скалу, обсаженную тощим леском. Лодка, дом у кромки воды, огородец и хилый ручеёк пресной воды – вот и всё нехитрое хозяйство. От съехавшей цивилизации остались лишь солнечные батареи и мешок пахучих кофейных зёрен.

Наконец-то уровень океана остановился на одной отметке. Что-то стабилизировалось. У старика появилась надежда, что он сможет дожить оставшиеся годы на родном месте. Дни потекли спокойной рекой: рассвет, чашка кофе, рыбалка, ужин и вечерняя переписка с дочкой по медленной, как смола, спутниковой связи.

Однажды, когда старик разделывал улов во дворе, он вдруг почувствовал чей-то взгляд. Пригляделся и вздрогнул: крупный серый зверь жестокими глазами оценивал человека. Старик сжал нож, а зверь, очевидно, оценил ситуацию не в свою пользу, отвернул морду и исчез…

Впервые в жизни он запер дверь своей хижины. Забаррикадировал окна, возле кровати положил наточенный топор. И всё равно полночи не спал, ворочался, прислушивался к звукам снаружи… Но что там услышишь сквозь шум волн?

Наутро проснулся с головной болью. Разбаррикадировал двери и окна, нехотя приготовил завтрак. И когда собрался уже выйти в море, вновь увидел вчерашнего гостя. Хищник замер неподалёку, разглядывая человека. От завтрака в домике оставался кусок рыбы, который старик бросил безмолвному зрителю. Зверь жадно сожрал угощение, вильнул хвостом и отправился по своим делам. А старик вдруг улыбнулся, отвязывая лодку – впервые за долгое-долгое время…

Вечером рассказал дочери, какой нынче у него сосед.

– Что за животное, папа?

– Не знаю… Похож на волка. Возможно, какой-то одичавший пёс. Не могу понять, откуда он взялся…

– Может, кто-то плыл мимо и высадил?

– Возможно, возможно…

Появление волка так и осталось загадкой. Но старик был рад внезапному знакомству. Отныне они встречались по утрам, поэтому с вечера он готовил побольше рыбы, чтобы угостить шерстяного друга.

Как-то над островом разразилась гроза – загремела, заполыхала электрическими разрядами. Старик стоял в распахнутом дверном проёме, когда появился зверь. Поджав уши, волк шмыгнул под ноги, жался, пока грохотал гром. Когда гнев небес сменился проливным дождём, старик потрепал зверя по холке. Шерсть оказалась жёсткой, как сапожная щётка.

– Буду звать тебя Волк, – решил старик. – А ты живи прямо здесь… Человек человеку это самое… А мы с тобой как-нибудь уживёмся…

Волк повернул на голос умную морду, обжёг холодным жёлтым взглядом. И с тех пор больше не покидал старика. Спал здесь же, возле домика. Утром вместе завтракали, и Волк отправлялся охотиться. Иногда старик наблюдал, как он это делает. Припадая на передние лапы, зверь долго полз на брюхе к цели. Задние лапы подпружинены, готовы к рывку. Оказавшись на нужном расстоянии, серая молния распрямлялась, и в два-три могучих прыжка хищник настигал жертву. В большинстве случаев Волк убивал сразу. И тогда от пойманной птицы оставались лишь горстка перьев и бордовое пятно…

Зато на рыбалке зверь вёл себя исключительно как наблюдатель – старик иногда брал Волка с собой. Сидел в позе сфинкса, следил за рыбацкими манипуляциями. Однажды спустился к добыче, потрогал лапой трепыхающуюся рыбину – и только.

Вскоре по ватсапу позвонила дочь, убеждала покинуть остров.

– Папа, там рядом началась война!

– Кто с кем воюет?

– Эти… С теми… Да какая разница! У тебя слишком опасно!

– Не могу, дочка… Здесь мой дом, твоя мама… Я не могу.

И оба проглотили солёные слёзы…

После этого разговора старик и думать забыл, что где-то воюют. До тех пор, пока не заметил на горизонте тревожные всполохи. И звук докатился – то ли гром, то ли взрывы. Пожал плечами, продолжил ловить рыбу. А вечером, когда старик разделывал улов, на острове объявился гость. Блестящий металлом дрон жужжал четырьмя винтами, пялясь глазом видеокамеры. Под брюхом торчали какие-то провода и две ракеты, похожие на игрушечные петарды.

Старик замер, не представляя, что делать в такой ситуации. Улыбнуться, закричать, убежать? В механизме дрона что-то щёлкнуло, над одной ракетой вспыхнул красный огонёк. Старик неуклюже повалился в сторону, пополз по камням на коленях. И в следующее мгновение дрон выстрелил.

Взрыв отбросил старика почти на десять метров от того, что раньше было его домом. В голове вспыхнул бесконечный звон – он таращился на дрон, который выглянул из клубов дыма. Над последней ракетой опять вспыхнул огонёк. Старик понял, что жить осталось несколько секунд.

«Господи, помоги», – скрипнуло в голове. И тогда Волк прыгнул откуда-то снизу, вцепился в электронную требуху. Дрон заметался вверх-вниз, пытаясь сохранить равновесие. Волк рычал, бил передними лапами. Летательный аппарат резко рванул вверх и вдруг взорвался с оглушительным грохотом.

Когда дым рассеялся, на острове уже не было никого и ничего. Взрывы разметали вдребезги домик, огород, Волка и дрон. Неподалёку качалась на воде лодка – по счастливой случайности её не зацепило.

Отдышавшись, старик доковылял до причала, перебрался в лодку. Проверил, всё ли цело. На месте ли баклажка с водой. Взглянул на чёрные от сажи ладони – дрожат, дрожат. Несколько глубоких вдохов – надо успокоиться.

Окинул взглядом безжизненный кусок скалы, решил: пора!

Подобрал широкий рыбацкий нож, рубанул по канату – лодку немедленно подхватила волна. Встал за штурвал, оживил двигатель, привычно прикинул курс и натужно потарахтел в море…

Отплыв на добрую милю, не выдержал, оглянулся на то, что много-много лет было его домом. Глаза слезились, но он отлично разобрал дымок, всё ещё курившийся над скалой. Старик тыльной стороной ладони вытер слёзы, перевёл взгляд вперёд, на горизонт. – Две тысячи пятьдесят второй, – сказал вслух. – Такие дела…

Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, .