Игра с Марлоком
 … Услышав звук колокольчика, он кинулся в покои Хозяйки. Не осмеливаясь смотреть ей прямо в глаза, тихонько подглядывал. Сегодня она была особенно хороша: волнистые волосы, черное атласное платье, чулочки и открытые босоножки на высоком золотом каблучке…
- Я сегодня много ходила, и мои ножки устали, позаботься о них!
Он подполз к ее ногам и зубами расстегнул ремешки на босоножках.
- Сними ртом, - приказала она и приподняла ножку.
Он обхватил губами металл каблучка и стянул туфельку…
- Молодец, можешь продолжать.
Он осторожными движениями скатал чулочки к ступням, и бережно снял их, обнажив прекрасные длинные ноги.
- Видишь, какие они усталые? – спросила она. – Вымой их... Чем? Чем хочешь, лишь бы были чистые!
Он жадно припал губами к ее ножке.
- Не языком, а водой!
- Кажется, было позволено чем угодно? - чуть обиженно возразил он и тут же получил ножкой по лицу.
Осознав ошибку, он склонился в почтении и поставил ножку в просторную ванночку с теплой водой. Вода едва скрывала ступни прелестных ног. Он нежно взял одну ножку и опустил ее себе на плечо. Затем обмакнул губку в воде и провел от колена до пальчиков.
Легкая дрожь пробежала по ее телу. А он нежно и старательно мыл ножки своей Хозяйке. После чего расстелил край полотенца на подставке и переставил их туда. Затем, едва касаясь, свободным концом полотенца, собрал всю влагу.
- Знаешь, я подумала… Существует такая фраза, обозначающая покорность и преданность своей хозяйке… Хочу, чтобы ты воплотил ее в жизнь!
Он заинтересованно смотрел на нее.
- Эта фраза звучит примерно так: «Он готов ей ноги мыть и воду пить»… Продемонстрируй, насколько ты мне предан, Раб!
Он посмотрел на остатки воды в ванночке, она была уже чуть мутной. Наконец, решившись, склонился. И ее ножка, надавив на затылок, прижала его ко дну. Уровень воды не доходил даже до уголка рта, поэтому приходилось лакать. Но она неожиданно убрала ножку с затылка:
- Ладно, достаточно… Я тебе верю. Можешь продолжать.
Получив разрешение, он нанес пену на ее ноги. Затем, осторожными движениями бритвы, полоску за полоской, завершил процедуру вечернего туалета. Свежим полотенцем промокнул влагу на ножках Хозяйки. Закончив работу, он даже залюбовался.
Однако голос Хозяйки быстро вернул его на землю:
- Убери тут, а то насвинячил, воды кругом налил! А потом у меня есть для тебя еще одно задание!
Он молниеносно убрал все ненужные предметы, вытер пол, привел себя в порядок и снова преклонил перед ней колени.
- Эта подставка для ног слишком жесткая! Ляг под кресло и положи на нее голову затылком на подставку… - она приподняла свои ножки и поставила ему на лицо, уперев пяточками в глаза. - Вот так гораздо удобнее… Я, пожалуй, немного отдохну, а ты не вздумай шевелиться! Мой раб, мой Марлок…


Пронзительная трель телефона вырвала Валерия Николаевича из мира грез. Пришлось открыть блаженно прикрытые глаза. Все-таки рабочий день еще не закончился, а у него, начальника кредитного департамента очень крупного банка, всегда слишком много забот.
В телефонной трубке брал самые высокие ноты визг секретаря-референта:
- Валерий Николаевич, да что же такое! Иванов опять не подготовил недельный отчет по дебиторам!
- Немедленно его ко мне в кабинет!
Иванов появился через двадцать секунд.
- Вызывали, Валерий Николаевич?
- Вызывал! - металлическим голосом сказал босс.
Иванов сделал два неуверенных шага вперед и затоптался на месте. Боссу он не нравился. Именно про таких говорят: «в тихом омуте черти водятся».
- Иванов! Вы опять не сдали недельный отчет по дебиторам!
Иванов виновато пожал плечами.
- И почему? Могу узнать причины?
- Не успеваю, Валерий Николаевич…. Слишком много работы.
- В самом деле? – оскалился босс кровожадной улыбкой.
- Но могу еще сегодня успеть!
Валерий Николаевич поднялся с кресла, грозной скалой нависнув над провинившимся:
- И только попробуй не успеть еще раз! Только попробуй! Тут же вылетишь с работы! Пшел вон, собака!
Побелевший Иванов тихонько выскользнул за дверь. Босс медленно опустился обратно и взглянул на часы. Заканчивался еще один рабочий день. Валерию Николаевичу опять стало невыносимо скучно.


На стол курьер молча положил пакет. Гарик также молча отпустил его и щелкнул пальцами. По щелчку ему обычно приносили кофе. Главный режиссер «Корпорации развлечений» имел такую привилегию.
Развернул пакет. Тэээк-с… Приступаем к знакомству. Валерий Николаевич. Банковский топ-менеджер. Бумажный червь. Сорок четыре года. Отставной военный летчик. Женат. Жена на два года младше. Сыну – двенадцать лет. Трехкомнатная квартира в центре да одна такая же, не в центре. Автомобиль – джип «Тойота Ландкрузер».
Увлечен сексуальными играми в покорность и рабство. Хм… Знакомая ситуация: днем он брутально плющит сотрудников банка, а вечером не прочь, чтобы поплющили его. Днем его зовут Валерий Николаевич, а вечером – Марлок. Заказ на игру в «Корпорации» разместил по рекомендации своего приятеля, который уже имел счастье поучаствовать в двухактовой пьесе постановки команды Гарика. После досье режиссер внимательно изучил фотоархив клиента. Дичь казалась интересной.
Принесли кофе. Прихлебывая из кружки, Гарик проверил статус заказа – полностью оплачен. Парню явно смертельно скучно. И ему хотелось приключений. Гарик его прекрасно понимал. Мир не может существовать без игры. Только играют все по-разному. Одни – в преферанс, а другие – по-настоящему.
Обдумав ситуацию, Гарик вызвал своих помощников: Борова и Немца. Немец с непроницаемо-мертвым взглядом светло-голубых глаз на сухом лице выглядел совершенным эсэсовцем, Боров был в три раза массивнее, но ничуть не уступал в ушлости взора из-под очков. Помощники расселись по креслам и получили в руки досье на клиента. Через двадцать минут Боров первым поделился мыслью:
- Раз он прется по садо-мазо, это нужно использовать в ситуации.
- Точно, - согласился Немец. - Подведем к нему телку. Каких он, кстати, любит?
- Блондинок, - коротко ответил Гарик. – Дальше?
- А что это за кликуха у него такая странная, Марлок? – спросил Боров.
- Мифический персонаж, - объяснил Гарик. – Славится своей отвратительностью и людоедством.
- Вот ведь как оно… - вздохнул Боров. – И почему мы всегда работаем с извращенцами, а?
- Потому что у нас работа такая, - отрезал Гарик. – С телкой идея мне нравится. Пусть он с ней познакомится, пожурчит… Кстати, у него есть анкетка на сайте знакомств. С нее организуйте знакомство. Ну и ресторан, наверное. Нужно посмотреть, как он в живом контакте.
- Знаю подходящий, - вставил реплику Немец. – Как раз недалеко от его банка. «Элефант» называется.
- Знаю это место, - кивнул Гарик. – Годится. Пощупаем, а затем уже будем выстраивать сценарий на встречу.
- А если он в ресторане начнет предлагать деньги?
- Телке нужно обидеться и послать подальше. Будем бить на чувства.
- А если спрыгнет?
- Не спрыгнет, - уверенно сказал Гарик. - Телка ему расскажет про свое тайное желание быть госпожой. После этого он никуда не денется. Но об этом – позже. Подберите девушку и подготовьте сцену в ресторане. Работайте!
Помощники исчезли за дверью. Работа закипела. После короткой переписки была назначена встреча в «Элефанте».
В театральном институте нашли подходящую кандидатуру - длинноногую блондинку. Ей дали псевдоним Анжела и подробно проинструктировали.
Гарик забронировал столик для девушки и соседний для себя и коллег. Разместились заранее. Всем был заказан апельсиновый сок.
Ровно в 17-00 появился клиент. Анжела встретила его веселым смехом:
- И почем нынче поддержка?
- Привет, Анжела! – осторожно улыбнулся Валерий Николаевич. - Поддержка нынче от тысячи рублей за час.
- А что так дешево-то?
- Так вроде такая стандартная цена…
- И за такие нестандартные желания?
Валерий Николаевич примирительно поднял руки вверх:
- Понял, понял, Анжела! Больше не буду! Сколько же ты хочешь?
Анжела строго посмотрела на него:
- Валера! Мне деньги не нужны! Просто я хочу осуществить свое такое же желание, понимаешь?
Тот даже облизнулся:
- Замечательно! И когда мы сможем это сделать?
- Я подумаю.
- Позвони мне на работу.
Он протянул визитную карточку. Девушка небрежно бросила ее в сумочку.
- Кстати, еще хотел спросить… Ты случайно не девочка? Я в том смысле: был ли у тебя уже мужчина.
- А что, тебе домой нельзя позвонить?
- К сожалению, нет. Я женат. А ты не ответила: у тебя еще не было мужчин?
- Насчет мужчин... Возможно, ты станешь первым. Если не побоишься, конечно.
- Не боюсь. А ты? Могу в таком случае гарантировать потрясающие ласки. Я тебя уже люблю. Первым никогда не был. Ты знаешь, как-то не везло.
- Возможно, на этот раз повезет… - лукаво сказала Анжела. – Ступай, тебе пора…
Встав из-за стола, Валерий Николаевич попытался ее поцеловать, но девушка ловко уклонилась.
- Потом, Валера! Все будет, но потом.
Он понимающе кивнул и вышел. Через несколько минут, по знаку Гарика девушка также покинула ресторан. А Гарик повернулся к коллегами:
- Как впечатления?
Ответил Боров:
- Выглядит живчиком, на контакт идет легко, супруги практически не боится. Что будем делать дальше?
Гарик интимно наклонился к подручным:
- Разыграем боевую сцену. Раз парень - бывший военный летчик, это будет в его ключе. Клиент с девушкой на борту выезжает с трассы на проселочную дорогу, к озеру Глухому. Через сто метров щебенка раздваивается: направо – к озеру, налево – на кварцевый карьер. Немец должен встретить джип со стороны карьера, прямо на перекрестке, подав свою «десятку» немного вперед и таким образом, перекрыв проезд. Стекла в «десятке» тонированные поэтому, кто там еще есть внутри, клиент не увидит. Далее. Немец должен солидно выйти из своей машины и подойти к автомобилю клиента со стороны водителя. У Николаевича не будет иного выхода, кроме как опустить стекло.
- А если он сдаст назад?
- Не сдаст, - возразил Гарик. – Сзади его прикроет своей машиной Боров. Немец должен быть небрит, и вообще, изменить свой антураж, поскольку сидел за соседнем столиком в «Элефанте» и клиент мог его запомнить. И тот же Немец скажет текст девушке: «Здравствуйте, Анжела! Ваш Папа очень просил с ним связаться». И протянет трубку сотового телефона. Девушка возьмет трубку и выйдет из салона джипа, демонстративно громко хлопая дверцей и как-нибудь нехорошо ругаясь.
- Гыыы… - заржал Боров. – Прикольно! А что дальше?
- Пока она разговаривает по телефону, из «десятки» должен выйти еще один человек – в камуфляже, армейских ботинках, бронежилете и кобурой на боку. Этому человеку даже не нужно ничего выдавливать из щели над подбородком, его экипировка должна говорить сама за себя. Всласть наговорившись по телефону с «папой», Анжела вновь откроет дверцу машины и скажет клиенту примерно следующее: «Слушай, Валера… Ты извини… Мне нужно срочно увидеть отца. Созвонимся на неделе, хорошо?». Клиент кивнет, хлопнет глазами и отчалит восвояси. А Анжела на машине Немца убудет в неизвестно-непрослеживаемом направлении…
- А в чем смысл? – недоуменно спросил Боров.
- А смысл вот в чем, мой толстый друг, - задушевно объяснил Гарик. - Итогом конкретно этой сцены должна стать полная загрузка клиента по предмету своего вожделения. Он должен будет сломать свой стереотип воображения, сменив трехсотрублевую ерунду на таинственный, загадочный образ недоступной красавицы… Он заплатил за необычные приключения? Так он их и получает!
- Логично, - согласился Боров. – Я так думаю, на этом его приключения не закончатся?
- Не закончатся, - успокоил Гарик. – Обязательно будет второй акт. Пока не знаю, какой, но обязательно будет. И еще. То, что я придумал, это только идея. Сырая. Ее нужно довести до совершенства.
Валерий Николаевич целый день ждал звонка. Анжела ему понравилась. А еще более ему пришлось по душе то, что ей хотелось встретиться с ним не из-за денег, а из любви к искусству. Но все ли она правильно поняла? Согласна ли вкусить все прелести игры в Госпожу?
Звонок.
- Валера?
Она все-таки позвонила! Анжела позвонила!
- Привет, Анжела! Как насчет встречи, моя Госпожа?
- Я забыла спросить, что ты по жизни поделываешь?
- Я работаю в банке.
- Ого! – рассмеялась она. - Трехлитровой?
- Шутница, - улыбнулся он. - А что я должен буду делать Госпожа?
- Молиться на меня. Самым романтичным образом.
- Буду! - клятвенно пообещал Валерий Николаевич. – Так я могу рассчитывать на взаимность в игре в Раба и Госпожу?
- Вполне, мой верный…
- Раб, - подсказал он.
- Мой верный Раб, - с чувством произнесла она. - Ты сможешь со мной провести ночь?
У Валерия Николаевича даже екнуло в сердце:
- Ну, в общем… Если постараться… Да! Смогу!
- Тогда слушай. У моего отца есть дача на озере Глухое. Ты заберешь меня вечером, и поедем туда на всю ночь. Ах… А утром вернемся обратно… Да! Если честно, то я даже немножко боюсь…
- Анжелочка… А чего ты боишься?
Ее голос как будто наполнился слезами:
- Ты знаешь… У меня жутко ревнивый муж…
- Да? – встрепенулся банкир. - Откуда он взялся? Ты же говорила, что девственница?
- Да? – захлопала «Анжела» глазами. – Так я это… Я в моральном плане девственница!
- Это как? – не понял Валерий Николаевич. – Ты уж как-то определись, девственница ты ли нет!
- Ну как, как… - поморщилась девушка и умело польстила мужскому самолюбию. – Влюбилась я в тебя, дурачок…
- Правда? – замлел было Валера, но тревога не давала ему покоя. - Он не узнает о нашей встрече?
- Это не в моих интересах… Он очень влиятельный человек, но его постоянное желание показать свою власть мне опостылело…
Валерий Николаевич вспомнил самого себя в банке и поморщился:
- Это ничего страшного… Моя Госпожа….
- Даааа… - замлела девушка. – Именно это мне нравится… Быть Госпожой и Хозяйкой моего Раба… Ты ведь удовлетворишь все мои прихоти и капризы?
- Абсолютно все! – с готовностью подтвердил банкир. - Так когда это произойдет?
- Даже самые похотливые капризы? - ее голос стал томным и хриплым.
- Любые капризы! – горячо заверил он. – Так когда, о Госпожа?!
- Нуууу… - Анжела задумалась. - Ты сможешь в четверг?
- Зови меня Марлок, моя Госпожа.
- Хорошо, Марлок… Мой ничтожный Раб… Открою один страшный секрет... У меня еще есть плеть...
- Надеюсь, ваш Раб не вынудит применить ее... Я боюсь и не люблю резкую боль…
- Зря! А я-то хотела поставить тебе мое личное клеймо…
- Да госпожа... Не желаете поставить мне клеймо своим каблучком сейчас?
- Ставлю немедленно! Отныне ты мой!
- Да Госпожа… - он едва не потерял сознание от предвкушения и боли.
- С нетерпение жду четверга! И... Разрешите исчезнуть?
- Разрешаю… Приказываю во сне видеть только меня!!!! Узнаю, что видел другую, не видать тебе моего каблучка.
- После пережитого клейма уже не очень хочется… Почти шутка. Нежно поцеловал ваши ножки и... Исчез...


Сценарий боевой сцены был пересмотрен. Теперь он выглядел так: клиент забирает Анжелу на борт джипа прямо у входа в книжный магазин. Неподалеку в автомобиле должен находиться Боров. Как только Марлок со своей Госпожой двинется в путь, по звонку на точку перехвата выдвигаются Гарик и Немец. Машина Борова должна была сопровождать джип клиента, соблюдая безопасную дистанцию. После поворота с трассы на узкую дорогу к Глухому озеру должно произойти нападение на джип клиента силами двух охранников влиятельного супруга Анжелы. Стрельба и острые ощущения гарантировались.
Место для нападения было выбрано удачно. Узкая проселочная дорога опускалась в ложбину, слева в меру густой перелесок, справа – замерзшее болото. После оживленных споров был выработан следующий план: Немец будет ехать навстречу джипу, практически в лоб, чтобы вынудить его съехать с дороги вправо. Боров в этот момент должен резко сократить дистанцию, чтобы в тот момент, когда джип возьмет вправо, автомобили Немца и Борова встали капот в капот. Затем Немец с Боровом выскакивают из машин, интенсивно обстреливая транспорт клиента холостыми патронами. Закончив канонаду, Боров подскакивает к пассажирской двери клиента держит его под прицелом и кричит что-нибудь внушительное. В это время Немец демонстративно похищают Анжелу. Она должна жалобно кричать и сопротивляться. Потом рассаживаются по машинам и уезжают, оставляя клиента в полном одиночестве на болоте.
Так должен был закончиться первый акт этой пьесы…


В четверг операция пошла по плану. Анжела честно дождалась банкира у книжного магазина (на двадцать минут опоздал, сволочь!). Нежно помурлыкав о перспективах свидания, парочка отправилась в путь. Поправляя макияж, Анжела заметила в зеркальце автомобиль Борова. Тот держался не очень далеко и не очень близко – на оптимальной дистанции.
Выехали из города. Справа мелькнул пост ГАИ с зевающими милиционерами. «Ландкрузер» летел на трассе под сто сорок, навстречу прохладному весеннему закату. Багряная красота облаков навела Анжелу на мысль, которой она поделилась с Марлоком:
- Посмотри, какое небо…. Как кровь…. И ведь кто-то сейчас действительно умирает…
- Да. Угу, - промычал он в ответ.
Свернули с трассы. Анжела посмотрела в зеркало:
- Валера…. А ведь за нами еще от города «БМВ» какая-то идет…
Валерий Николаевич возразил:
- Или «девяносто девятая»?
Сквозь опущенные боковые стекла джипа прошел характерный хлопок. Этот звук выстрела ни с чем не перепутаешь.
- Нет, это действительно «БМВ»… Все это очень подозрительно… Держись!
Он резко рванул руль в сторону, колеса драли щебенку, а Анжела ойкала. «БМВ» на всех парах перло следом, а в трехстах метрах от точки «икс» начало вдохновенно сигналить и мигать фарами. Вылетев из леса в ложбину, джип едва не столкнулся с двигающейся навстречу белой «десяткой». А поскольку слева была плотная стена деревьев, Валерию Николаевичу ничего не оставалось, как уйти вправо, на добрый десяток метров прямо в болото. Там машина остановилась, уткнувшись в кучу валежника, и заглохла.
В наступившей тишине банкир прозвучал громкий бас:
- Ты что, бля! Не слышал, что надо было остановиться?!
И сразу шквальный обстрел из обеих машин. Пригнувшись, Валерий Николаевич судорожно попытался найти что-то под своим сиденьем. Анжела, сжавшись в комочек, тихонько пищала от страха. Нащупав нечто металлическое, банкир вытащил его наружу и навел на одного из бандитов – длинного и худого, скалящегося тонкой змеиной улыбкой. Палец судорожно нажал на спусковой крючок. Барабан в револьвере повернулся, и…
В это мгновение обладатель змеиных губ изумленно посмотрел на огромное красное пятно на своей груди и медленно опустился на колени. Попытался что-то сказать, но его глаза слишком стекленели… Он выпустил помповое ружье из рук и упал лицом в весеннюю грязь.
Тот же зычный бас обругал банкира:
- Ты чем стреляешь, падла! Гарик, откуда у него боевые патроны? Мы так не договаривались!
Валерий Николаевич уже более уверенно выбрался из джипа и сделал несколько шагов в направлении второго бандита - плотного мужчины, стоящего у открытой дверцы «БМВ».
Банкир неторопливо поднял револьвер до уровня груди противника.
- Не подходи! Сука! Гад! – заорал тот. – Застрелю!
Банкир ухмыльнулся. Бандит вскинул помповое ружье и выстрелил ему в грудь. Тот хмыльнулся еще шире: много шуму, но эффекта никакого. Толстяк бросил оружие на землю, развернулся и бросился бежать по дороге. Валерий Николаевич хладнокровно прицелился и выстрелил убегающей мишени в спину. Тот споткнулся и упал. Мертвый.
- Браво, Валерий Николаевич! Отличный выстрел!
Банкир обернулся и опустил револьвер. Из-за кустов, улыбаясь, вышел Гарик.
- Все отлично, Гарик! Действительно, отличная игра! Она стоит потраченных денег! – он тяжело дышал, но глаза его горели возбужденным огнем. – Осталась только одна маленькая проблема…
- Какая?
Банкир показал стволом пистолета на дрожащую Анжелу. Глаза у нее были совершенно круглые, она как будто оцепенела от ужаса.
- Это как раз не проблема! – спокойно возразил Гарик.
И грубо, одним движением, выбросил девушку из салона автомобиля. Ухмыляясь, вытащил из-под куртки ТТ и передернул затвор. Анжела поняла, что сейчас произойдет, и закричала, тонко и протяжно… А Гарик хладнокровно выстрелил несколько раз. Каждый выстрел растекался по ее светлой кофточке крупным пятном крови.
Крик оборвался. Тело несколько раз дернулось судорогами и застыло. Белое лицо склонилось набок, изо рта потекла тонкая красная струйка…
Банкир ошеломленно вытер крупные капли со своего лба. Его ладони заметно дрожали. Гарик убрал пистолет обратно под куртку и мягко сказал клиенту:
- Езжайте, Валерий Николаевич, я все тут подчищу. Кроме этих двоих никто не знал, куда поедет Анжела. Отвечаю.
- А пистолет? – растерянно спросил Валерий Николаевич. – Из него же совершено убийство!
- Вытрите рукоятку и дайте его мне, - как можно спокойнее сказал Гарик.
Тщательно протер платком револьвер и протянул Гарику. Тот спрятал его в карман.
- Не жалко, - кивнул банкир на трупы, – друзей-то?
- Бизнес есть бизнес, - равнодушно ответил Гарик. – А гонорар более чем достойный… Я думаю, вам пора домой. И еще – вам больше не нужно быть Марлоком.
- Да, конечно... Вы правы, - согласился он. – Прощайте.
Гарик долго наблюдал за удаляющимся джипом. А когда он скрылся в лесу, закурил сигарету, поглядывая на валяющиеся в грязи трупы. Где-то в глубине соснового леса куковала кукушка. Нужно было сворачиваться. Гарик отбросил окурок и скомандовал:
- Хорош валяться, пора двигать домой.
«Убитые» зашевелились, сбрасывая с себя одежду, перемазанную красной краской. Физиономии всех троих были веселые и довольные - игра окончена.


Гарик покинул место «расправы» раньше всех. Он торопился поставить жирную точку в своем личном финале этого спектакля. Скоро он догнал джип, плетущийся по правой полосе. Валерий Николаевич сосредоточенно держался за руль.
На трассе не было ни души. Гарик поравнял свою машину с «ландкрузером», опустил стекло на правой двери и посигналил. Банкир нервно обернулся на звук, Гарик помахал рукой вниз. Валерий Николаевич его понял, тоже опустил стекло и что-то спросил.
Что именно сказал банкир, Гарик не услышал: приветливо улыбнулся, поднял правую руку в направлении лица водителя джипа и выстрелил прямо из широкого рукава куртки. Пуля попала в голову - тело Валерия Николаевича сразу обмякло на сиденье. Гарик поддал газу, уходя вперед. А в зеркало заднего вида внимательно наблюдал, как «ландкрузер» мотает по дороге. Даже чуть притормозил, убеждаясь, что джип сносит в кювет. Увидев кувыркнувшуюся машину, он опять прибавил газу и закрыл окно.
Проехав километров десять, Гарик набрал номер на телефоне.
- Але? Господин Иванов? Ваш заказ выполнен. Что? Да, конечно, гарантированно мертв. Как и договаривались, я очень рассчитываю на возможности вашего родственника… Да, который из числа акционеров… До встречи.
Вот теперь игра была действительно закончена. Пока закончена.

Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, .