Черный всадник
 Владу очень нравилась Яна. Он целый месяц обхаживал эту аспиранточку. И чем больше обхаживал, тем более она ему нравилась. Чем – непонятно. Фигура – не модельная. Наоборот, девушка была немного полновата. Но когда она смотрела, от ее карих глаз Владу становилось жарко и сладко ныло внизу живота...
Особенно он любил наблюдать за тем, как она шла. Упругие шары ее грудей потрясающе вздымались под тугой кофточкой. Ягодицы очаровательной попки при каждом шаге соблазнительно перекатывались из стороны в сторону... А иногда она улыбалась Владу отменно пухлыми, чуть выпяченными губами. Так нежно и многообещающе, что он сразу потел, представляя, какую часть его тела могут целовать эти потрясающие губы. От одной этой мысли у него начиналась сильная эрекция и продолжительное самоизвержение комплиментами.
Этот цветок Влад обнаружил совершенно случайно. По просьбе коллеги зашел на одну из непрофильных кафедр института. То ли отдать, то ли взять чего-то. Сейчас уже не упомнишь. Никого не было. Влад со скуки покопался в бумагах на каком-то столе и услышал за спиной неприязненный женский голос:
- Что вы тут делаете?
Влад оглянулся – это и была Яна. За доли секунды он оценил ее внешность и решил брать объект на абордаж.
- Так... Ищу... – неопределенно ответил Влад.
- Что ищете? – хмуро продолжала допрос девушка.
- Что надо, то и ищу! – нагло огрызнулся он. – А вы, собственно, кто такая?
- Я тут одна... Такая... - ответила она.
Слово за слово, и Влад подвез ее на машине домой. Дома сразу попытался поцеловать аспиранточку взасос. Среди женского большинства научных сотрудников Влад слыл душкой и на этом основании перетрахал всех хорошеньких цыпочек в километровом радиусе. Однако в этот раз вместо чувственного поцелуя получил смачную пощечину.
Оплеуха разозлила и раззадорила одновременно. Зацепила его эта девушка. Он матерился весь вечер, а утром чуть свет прибежал на кафедру с извинениями и цветами. И вымолил все-таки прощение, эффектно подкрепив его приглашением в ресторан... И вот теперь, после непрерывного потока цветов, мороженого и комплиментов, Яна благосклонно приняла идею Влада провести вместе уикенд. Бойфренд возлагал на него огромные надежды: ведь не зря же целый месяц увивался вокруг этой грудастой недотроги?
Еще в понедельник заказал люксовый домик на двоих в одной из пригородных баз отдыха. Как значилось в проспекте, «естественный домашний сервис». Особое впечатление произвели заявленные «работоспособный камин» и «всегда теплый душ».
Отдыхать планировалось два дня: субботу и воскресенье. Влад приготовил все с вечера и едва дождался утра. Выглянул в окно. Погода, слава Богу, не подкачала. Бодрящий февральский морозец, свежее утреннее солнце и синее-синее небо. Как на картинке, без единого облачка.
К месту отдыха прокатились от души: праворукий «Ниссан» шустро рвал заснеженную трассу на километры, а Влад с Яной весело болтали и смеялись.
Базу нашли без проблем. В административном корпусе оплатили пребывание и получили от сонной тетеньки ключи от домика. Эта же тетенька рассказала как нужно себя вести на базе отдыха.
Проехали к своему домику. Влад зачем-то подергал ручку двери. Закрыто. Улыбнулся и открыл дверь ключом. Внутри ждал сюрприз - на полу валялись куча бинтов со следами крови, несколько использованных шприцев и пустые плошки супов быстрого приготовления.
- Кажется, до нас тут кто-то уже побывал..., – расстроенно заметила Яна.
- Ладно! – утешил ее Влад. - Сейчас приберемся!
Однако в бочку праздника уже упала ложка дегтя. Яну совершенно не прельщала перспектива убирать окровавленные бинты. Влад быстро сделал приборку сам. А после разжег камин.
Трескучий огонь рассеял нехорошее настроение. Они наперебой совали щепки в камин, весело споря, какая из них горит жарче. Потом занялись столом. Украшать его было чем, тут уж Влад постарался. Шампанское, мартини, несколько благородных сортов рыбы, фрукты, салаты и мясные закуски. Вторые блюда и мороженое оставили на потом.
Налили. Чокнулись. Выпили. Закусили. Еще выпили. Поцеловались. Еще мартини. И еще поцелуй, уже крепче... Руки на плечи, спину, грудь... Следующий поцелуй гораздо жестче, взасос. Дыхание прерывистое, сердцебиение частое, щеки раскраснелись...
Движение в направлении кровати, пуговицы к черту... Поцелуй не прерывается, яростно продолжается соприкосновение обжигающих языков. Как будто две кобры сошлись в любовно-смертельном поединке... Упали на кровать, блузка раскрылась. Сегодня она не надела бюстгальтер и наружу немедленно выскочили соски ее великолепной груди.
Влад как будто обезумел. Он жадно впился губами в набухшие соски. Яна протяжно застонала. Он расстегнул пояс ее брючек и ощутил тонкую полоску узких трусиков, жадно шаря ладонью и проникая в самое сокровенное... А когда проник, она откинулась назад и прерывисто застонала...
Да! Ей было приятно, очень приятно! Ей было безумно сладко ощущать ладонь Влада. А еще слаще – могучую тяжесть его вставшего члена, трущегося о ее ноги. Такое, да чтобы в себя! Одна эта мысль обволокла ее томной негой... Она слегка коснулась его члена своей ладонью...
Влад жадно впился в ее губы поцелуем и чуть не разорвал ее брюки. Она жадно стиснула пальцами горячий ствол и чуть-чуть пошевелила попкой, чтобы ее кавалеру было удобно стянуть с нее брюки вместе с трусиками. Восставшая плоть как будто сама прыгнула в руку. Яна направила головку разгоряченного члена внутрь себя...
Первый толчок... Самый сладкий! Раздвигающий внутри все и вся! Такой сладкий... Острый и горячий! И еще один! А теперь на всю глубину!
И в этот момент омерзительно холодным душем – удар в дверь домика. Судя по силе удара, били ногой, и очень сильно.
- Что это? - подскочила Яна.
Еще удар в дверь. На этот раз гораздо сильнее.
- Не знаю... – хрипнул Влад. Член его сразу опал. – Кстати, ты не замужем? Случайно?
- Ты обалдел что ли? – Яна гневно обожгла его взглядом.
В дверь колотили. Часто и громко. Влад собрался с духом, натянул брюки и осторожно выглянул в окно. Замер. Стук в дверь прекратился.
- Что там? – тихонько спросила Яна.
Кавалер обернулся и пожал плечами:
- Ничего! Там никого нет!
Девушка быстро оделась и подошла к окну. Действительно, снаружи никого не было.
- Давай откроем дверь, – предложила она. – Посмотрим, что там.
Влад трусливо посмотрел на нее. Но воспротивиться не смог:
- Нуууу... Давай...
Открыли. Выглянули наружу. Там действительно никого не было. Только сумеречный закат в шорохе падающих снежинок. Влад топтался перед крыльцом домика.
- Даже следов нет! – вслух удивился он.
- Почему? – обеспокоено спросила Яна.
- Не знаю, - пожал плечами бойфренд. – Может, это и не человек стучал…
- Не человек? – усмехнулась Яна. – А кто тогда? Призрак?
- Может, и призрак, - вполне серьезно ответил Влад. – Ты слышала легенду о черном всаднике?
Яна заинтересованно вытянулась:
- Нет! Никогда! Расскажи!
Они вернулись в комнату. Влад зажег свечи в подсвечниках на камине и потушил электричество. Свет живого свечей и камина сразу настроил на мистический лад…


Эта история берет начало в древней Фракии. В этой стране много виноградников, что развило во фракийцах неумеренную склонность к пирам и пьянству. Они презирали мирные занятия, предпочитая жить войной. Правил страной царь племени одризов Котос, сумевший сосредоточить под своим владычеством большую часть из двух десятков племен.
Но длилось могущество недолго: страна была захвачена кельтами. Причиной стали предательство и обман. Дело в том, что у одризов в ходу было многоженство. И когда умирал муж, то над его могилой убивала себя и любимая жена, которую и хоронили вместе с ним. Котос был стар, но его жена Фиция - красива и молода. Ей хотелось жить. В роскоши и удовольствиях.
А старик Котос в жизни любил всего две вещи: золото и жену. Последнюю обожал настолько, что приказал отлить половину золотого запаса в монеты с профилем красавицы Фиции. Он поместил монеты в огромный сундук в своей опочивальне. Он был скуп, этот старый Котос... И не собирался нарушать векового обычая. Его жена должна быть похоронена вместе с ним.
Однако у Фиции другие планы: она умудрилась тайно сговориться с вождем кельтов Церетрием и подделать царский указ, который Фиция припечатала перстнем Котоса. Видя печать своего царя, стража добровольно сдавала посты.
Но царский дворец пришлось брать штурмом. И нападающие, и обороняющиеся были ожесточены до предела. Пленных не брали, раненых добивали тут же, кровь павших в бою стекала ручьями по ступеням дворца. Котос лично участвовал в обороне - он был храбр и отважен, этот старый царь одризов!
А когда гвардия была перебита, Котос укрылся вместе с отрядом храбрейших воинов в своих покоях и произнес заклинание, в котором поклялся отдать свою душу и души своих воинов в распоряжение богов войны, лишь бы не остаться неотомщенным.
Когда озверевшие кельты взломали двери, их ждал отряд воинов, вставших полукругом вокруг своего царя. Это было страшное зрелище: глаза у последних воинов Фракии горели одухотворенным огнем, они жаждали умереть только в бою и только с мечом в руке.
И была битва. На каждого воина из отряда Котоса приходилось до десяти кельтов. В просторных когда-то царских покоях стало тесно от трупов. Сражающиеся были по щиколотку в крови, а мечи сверкали ярче, чем факелы на стенах. И настал момент, когда Котос остался один. Парируя удар, он с такой силой ударил по вражескому оружию, что собственный меч сломался под самую рукоять. Железо оказалось слабее человеческой воли.
Кельты предложили ему сдаться.
- Никогда! – ответил Котос и выхватил нож. - Сначала я убью свою жену. И вырежу сердце из ее груди.
Кельты бросились на него. Но прежде чем умереть, Котос успел заколоть одного из врагов. И в следующее мгновение сам пал, изрубленный в куски.
Тела воинов Котоса не были захоронены по фракийскому ритуалу – их останки бросили в выгребную яму, где они еще долго разлагались, своим смрадом внушая жителям ужас. А красавица Фиция возглавила государство, став наместницей кельтов во Фракии. И жизнь ее была легкой и приятной – она унаследовала все сокровища Котоса. Все, кроме перстня – этот знак власти таинственным образом исчез.
Спустя год по Фракии прокатился слух: будто бы стали видеть по ночам странного всадника в черной одежде, якобы он скакал по улицам поселений и стучал палкой в двери домов и на руке его блестел царский перстень. И громко спрашивал черный всадник, не видел ли кто его золотых монет. И стучал он так до утра, а с рассветом бесследно исчезал…
О слухе доложили царице. Но Фиция только посмеялась, назвав его сказкой. Да только следующим утром ее обнаружили мертвой в собственных покоях, с разбитой головой и вырезанным из ее прекрасной груди сердцем. А рядом лежал золотой перстень царя Котоса.
И с тех пор бродит по земле черный всадник, стучится во все закрытые двери, ищет свое золото...


Влад замолчал.
- У меня даже мурашки по коже! Какая страшная история! – поежилась Яна.
- Не бойся! – успокоил ее Влад. – Я разорву каждого из Котосов, который сюда попадет!
- Я верю в тебя, милый! – мурлыкнула Яна, обнимая Влада. – Кстати, откуда ты знаешь всю эту фракийскую историю?
- Ты будешь смеяться! – насупился Влад.
- Исключено! – парировала Яна.
- Со скуки прочитал в каком-то научном журнале. Когда дежурил на кафедре.
Яна расхохоталась:
- Да уж! Это сильно! А я-то, дура, ожидала услышать какую-нибудь романтическую историю!
Влад тоже смеялся. Искренне и заливисто. Смех оборвал сильный удар в дверь. И еще удар. И еще. Судя по звукам, в дверь колотили чем-то железным. Притихшая парочка остолбенело наблюдала, как крошится в щепки деревянная дверь, пропуская внутрь краешек металлического лезвия.
С каждым ударом Яна кричала все громче, крепко сжимая Влада. А тот был ни жив, ни мертв, остекленело наблюдая за разрушающейся дверью.
- Влад! Да сделай же что-нибудь! – взвизгнула девушка.
Визг вывел его из ступора. Он огляделся по сторонам. Подобрал длинную кочергу у камина. Сжал ее обеими руками и встал прямо напротив двери. Замок хрустнул, и дверь вывалилась наружу. Из ночного тумана внутрь шагнул человек в черной одежде. Лицо его было скрыто ниспадающим капюшоном. В руках был топор.
Яна вскрикнула. Влад тоже вскрикнул и ударил сверху кочергой. Черный человек подставил топор. Несколько обменов ударами, и Владу удалось попасть в плечо черного человека. Тот зарычал. Глухо, по-звериному. И яростно замахнулся топором. Влад ловко увернулся и врезал что было сил противнику по корпусу. Топор выпал из лап таинственного персонажа. Из-под капюшона раздался хрип. Влад занес кочергу для удара. Черный человек отступил. Влад двинулся на него, выставив свое орудие впереди. Черная фигура сделала несколько шагов назад, а затем, круто развернувшись, стремительно исчезла в густом ельнике.
Все кончилось. Молодые люди одновременно облегченно вздохнули. Влад, тяжело дыша, кое-как прикрыл полуразрушенную дверь и повернулся к Яне. Та бросилась ему на шею, всхлипывая и беспрестанно целуя влажными горячими губами:
- Ты такой потрясающий! Я тебя обожаю... И так хочу тебя!
- Милая... Ты такая сексуальная...
- Дорогой мой...

Спустя два дня Влад подъехал к одному шикарному кафе. Разделся в гардеробе, тщательно поправил перед зеркалом галстук. Сел за столик. Небрежно бросил пачку «Парламента». Подскочившему официанту заказал две чашки кофе. Закурил, вальяжно щелкнув «Зиппо». Задумался, наблюдая за облаком медленно поднимающегося сладкого табачного дыма.
От резкого удара по плечу Влад даже подскочил. Молодой человек с короткой стрижкой, одетый в коричневую куртку, со смехом уселся за столик напротив Влада.
- Что? Испугался?
- Да ну тебя... – Влад скривил губы и утопил сигарету в пепельнице. – Вечно у тебя шуточки... Я тебе кофе заказал.
Стриженый парень пригубил напиток:
- Тьфу, гадость! И без сахара к тому же! Может, лучше водки?
- Никакой водки! – строго пресек Влад. – Во всяком случае – без меня!
- Ах да! – заржал парень. – Ты же трезвенник! И шутник к тому же! Куда уж мне... С базой ты ловко придумал: «черный всадник»! Обалдеть, гы-гы-гы... Я чуть со смеху не помер, когда долбился в эту проклятущую дверь! Гы-гы-гы... Как в кино, в натуре... Про этих, про зомби, да? Или это были вампиры?
- Это был бизнес. Сделка, - коротко отрезал Влад. – Ты играешь в моем спектакле, я получаю девушку, а ты получаешь бумаги. Кстати, давно хотел спросить... На кой черт тебе рукописи моего научного руководителя, а? Ну он, положим, старый маразматик, а тебе они зачем?
Лицо стриженого гневно остекленело. Он приблизился к Владу и яростно дыхнул табачным перегаром:
- Мальчик! А не все ли тебе равно?
- Да я ее взял... – заюлил Влад. - Даже без этого спектакля... Но уговор есть уговор!
- Совершенно верно! – подтвердил парень. – Давай рукопись.
Влад вытащил бумаги. Стриженый схватил пачку исписанных листов, криво улыбнулся и, не прощаясь, покинул кафе. Влад медленно отер холодный пот со лба и облегченно вздохнул...


Возле коротко стриженого парня в коричневой куртке резко затормозила тонированная «восьмерка». Стекло медленно опустилось.
- Садись! – красивое лицо девушки было непроницаемо.
Верзила повиновался.
- Принес?
Он молча протянул кипу листов. Девушка быстро просмотрела содержимое и удовлетворенно улыбнулась. Убрала пачку бумаги на заднее сиденье машины и отсчитала десять сотенных американских купюр.
- Держи.
Парень кивнул головой и открыл дверь «восьмерки». Но задержался и любопытно спросил
- Скажите, Яна Владимировна... А зачем это вам надо было?
- Для карьеры, мой дорогой, - холодно ответила она. – Для карьеры.
- А как же Влад?
- Для карьеры, - повторила она. – Все для карьеры.
Дверь автомобиля быстро захлопнулась. Яна взглянула на себя в зеркало. На нее смотрели спокойные глаза взрослой женщины, которая в точности знает, что ей надо.

Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, .