Бешеные псы
В доме, где у меня одно время был офис, имелось ещё заведение - тоже на втором этаже, тоже в двухкомнатной квартире. Хозяина этого офиса звали Юрой. Парень средних лет, он выглядел респектабельно, ездил на серебристой «Тойоте». Постепенно стали здороваться. Слово за слово, покурили, познакомились. Юра нисколько не скрывал, что занимается видеопиратством.

А однажды он пригласил нас к себе в гости. Думаю, просто заскучал и решил скрасить вечер нашим обществом и бутылочкой коньяка. Мы с коллегой с удовольствием воспользовались приглашением. И чтобы не являться с пустыми руками, взяли коробку почти кубинских сигар и швейцарский шоколад из Ростова. В то время мы плотно сидели на продуктовой теме, и этого добра у нас было навалом.

Устроились на просторной кухне. Опрокинув пару рюмок, Юра захотел продемонстрировать нам свою студию. Аппаратура занимала отдельную комнату: тридцать видеомагнитофонов круглосуточно пахали на специальном многоярусном стеллаже. Управлялась эта техника с единого пульта, который спаял один местный инженер-электронщик. За хозяйством присматривал парнишка оператор: заряжал все тридцать «видиков», включал их на запись. С одной особо качественной мастер-копии на все три десятка кассет одновременно записывался один и тот же фильм.

В соседней комнате кассеты одевались в броские цветные обложки, сортировались по коробкам – что-то вроде склада готовой продукции. Далее товар продавался с лотков на крупных вещевых рынках.

Закончив экскурсию, вернулись на кухню. Выпили ещё по рюмке, закурили сигары. Я спросил Юру, что будет, если его заведение вдруг накроют.

Тот самоуверенно усмехнулся:
- Знаешь, сколько я плачу братве и ментам?

Разумеется, я не знал, но понимал, что немало. Тем более что студия у Юры была не одна. А сопровождение подобного производства и налаженной сети сбыта требовало значительных ресурсов.

- Кое-какие документы у меня имеются… - он сделал мощный глоток. – Совсем-то без них никак… А вообще, пацаны, время сейчас реально золотое! Чувствую, как деньги прямо под ногами валяются. Нужно только не лениться наклоняться за ними!

От избытка чувств он так хлопнул моего коллегу по плечу, что тот чуть не рухнул со стула.
- Думаю, соберу еще деньжат побольше и покруче бизнес заварю… Город у нас небольшой, тут всё можно будет поставить как надо. А как с баблом вопрос решу, можно и пропиариться будет как следует. Сначала депутатом изберусь, а потом и в мэры можно пойти! А что? Запросто! Вот тогда я наведу здесь порядок, всех заставлю тротуары зубными щётками драить!

Он ударил кулаком по столу, рюмки подпрыгнули. Глаза Юрия так воинственно сверкали, что мне стало немного не по себе. Он как будто снял маску, обнаружив за привычной улыбкой «своего» парня зубастого монстра с диктаторскими замашками. В этот момент я понял, что здорово захмелел: сигары с коньяком торкнули не по-детски. Отодвинул рюмку и попросил чашечку кофе, чтобы немного прийти в себя.

- В кофеварке вроде есть что-то, - сказал Юра. – Налей оттуда. Сахар в шкафу.

Я нацедил себе в фарфор густой коричневой жидкости, открыл шкафчик, достал оттуда стеклянную сахарницу. Сахар оказался каким-то странным: неестественно белый, слишком тонкой фракции – почти пыль. Я коснулся горки порошка кончиком пальца, лизнул: вкус был совсем не сладким, скорее кислым.

- Поставь обратно, - неожиданно зло прохрипел Юра. – Ты перепутал. Сахар в коробке с надписью «рафинад». Читать не умеешь или тупой?

Я замер, сжал кулак. Его слова прозвучали слишком резко, фактически как оскорбление. После такого обычно принято бить в морду. Думаю, именно этим дело и закончилось бы, но коллега сумел спасти ситуацию: задал какой-то неожиданный вопрос, потом рассказал анекдот… В общем, перебил атмосферу зарождающегося серпентария. Однако все понимали: вечер безнадёжно испорчен. Поэтому, выбрав подходящий предлог, отчалили восвояси.

Оказавшись на свежем воздухе, мы поняли, как здорово набрались. Оценив собственные силы, коллега решил ночевать прямо в офисе. А я отправился к себе домой, поскольку было ещё светло.

Добрался без приключений. До пятиэтажки оставалось каких-то двести метров, когда я решил срезать, пройти по дорожке между стеной кустарника и забором теплопункта. И вдруг услышал низкий, утробный звук совсем рядом. Остановился и увидел в кустах собачью голову.

Я вздрогнул: у этой псины взгляд светился отнюдь не животным умом, из полуоткрытой пасти непрерывной струйкой текла слюна. Пёс выбрался из кустов наружу: тощий, грязный, весь в шрамах. Позади в кустах показалась еще одна ободранная морда. И ещё одна…

Звери выстроились полукругом. Шесть жутких глаз уставились на меня, шерсть на загривках стояла дыбом, в глазах мерцали кровавые отблески. Несколько секунд мы как бы оценивали друг друга. В момент броска я инстинктивно поднял руки, отскочил назад. Я ждал, как челюсти сомкнутся на моём теле, но раздался выстрел, и лохматый главарь рухнул к моим ногам с раздробленным черепом. Остальные псы даже дёрнуться не успели: два удара, резкие, как удары хлыста, быстро уложили их на землю.

Я перевёл дух. Подошли двое мужичков в пятнистых охотничьих жилетах. Один с кожаной папкой для документов, другой нёс на плече винтовку: длинную, с блестящим затвором и внушительным оптическим прицелом. Из оружейного ствола еще струился дымок.

- Испугался? – хохотнул дядька с папкой. - Не ссы… Мы из службы отстрела бродячих животных. Санитары, так сказать, городских джунглей… Повезло тебе, парень!

Я молчал, от пережитого меня колотило крупной дрожью.

- Бешеные псы-то… Видишь, как слюна бежит? Цапнет такой урод зубами - и всё, пиши пропало. Сначала температура, потом глюки и затем паралич. Всего за неделю на тот свет и убрался бы… Этих псин тут целая стая болталась, давно отсюда сигнал имеем…

Он дал мне закурить. Я долго не мог попасть кончиком сигареты на дрожащий огонёк зажигалки. Задним ходом подобрался «уазик», маленький грузовичок с крытым верхом. Пятнистые мужички напялили рукавицы, деловито перекидали трупы и уехали. Остались три лужицы бурой крови и сизое облачко выхлопных газов.

Домой я пришёл трезвый как стёклышко. Часов до трёх ночи ворочался, вспоминая оскаленную пасть и сверкающие яростью глаза бешеного пса...

…На следующее утро Юра казался точно таким же добродушным парнем, каким я его привык видеть. Он спокойно курил сигарету, наблюдая, как помощник таскает в грузовичок коробки с кассетами. Увидев меня, дружелюбно поздоровался, спросил, как дела. Я пытался разглядеть за его улыбкой хоть какие-то признаки агрессии, но не смог: его лицо казалось абсолютно непроницаемым, как маска.

Мало-помалу всё вернулось на круги своя. За месяц я почти забыл про расстрел бешеных псов и диктаторские замашки соседа. Однажды, уже в послеобеденное время я вышел во двор, проветриться. Юра копался в багажнике своей «Тойоты». В воздухе было свежо, даже чересчур… Я с тревогой посмотрел вверх: небо быстро затягивали грозовые облака. Но гром грянул неожиданно и не сверху.

Как в киношном боевике, во двор влетел тонированный микроавтобус с горящими фарами, резко затормозил на асфальтированной площадке. Из него посыпались люди в камуфляже, в масках, с коротенькими автоматами, больше похожими на пистолеты-переростки.

Несколько человек сразу навалились на Юру, распластали по асфальту. Другие принялись обыскивать машину. Ещё одна пятнистая волна хлынула в офис, и оттуда вытащили обалдевших парней. Командовал ураганом коренастый крепыш с погонами майора. Я минуту наблюдал за ним. Он резко обернулся, пронзил меня штырьками стальных зрачков. Неожиданно подмигнул, будто своему хорошему знакомому. Потом отвернулся, сказал что-то в рацию…

После активной фазы военных действий отправили по квартирам молоденького офицера с блокнотом. Его задачей был опрос жителей: кто что видел и чего знает. Ко мне тоже зашёл этот словоохотливый лейтенант.

Я мало чем смог помочь:
- Вроде видеокассетами он занимался… Студия у него тут или что-то в этом роде…
- Кассетами? Наркотой банчил ваш сосед, причем в особо крупных размерах. А пиратство у него так, для прикрытия. Вроде как маленькое зло, за которым маскируется нечто более страшное…

Я не поверил своим ушам:
- Вы серьёзно? Юра – наркобарон?

- Я бы даже сказал: «химический барон». Он в одной из своих «студий» оборудовал самую настоящую лабораторию по производству фентанила. Этот не очень сложный синтетический наркотик по своему действию в сотни раз круче морфина. По сути, мерзавец организовал двойную криминальную сеть по сбыту одновременно наркотиков и пиратских видеокассет. Давно отсюда сигнал имеем…

Милиционер черкнул что-то у себя в блокноте. Козырнул, застучал каблуками вниз по лестнице.

Я никогда не мог понять, зачем людям безграничная власть над себе подобными. Что это, соревнование с Богом? Так он слишком высоко – не дотянешься. И вообще, скромность украшает человека. Но кое-что из понтов мне нравится. Особенно вон та грамота на стене, которую я получил совсем недавно. В качественной рамке из благородного дерева, вся в золотых государственных гербах и размашистых подписях.

Честное слово, у меня не было никаких угрызений совести. Бешеных псов отстреливают, не так ли?

Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, .